yelena1234 (yelena1234) wrote,
yelena1234
yelena1234

  • Mood:

Они задумались о сне и - бац - Нобелевская премия

С моим собственным сном пока ничего не ясно) разве что только начинает проясняться - умные люди усмотрели какие-то там особенные гены...

Оригинал взят у oubb в Три гена джетлага: за что дали Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2017 года
Оригинал взят у indicator в Три гена джетлага: за что дали Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2017 года
Обзор первой премии Нобелевской недели от Indicator.Ru


Wikimedia Commons/PxHere/Indicator.Ru

Нобелевский комитет сегодня определился с лауреатами премии по физиологии и медицине 2017 года. В этом году премия снова отправится в США: награду разделили Майкл Янг из Рокфеллеровского университета в Нью-Йорке, Майкл Росбаш из Университета Брэндейса и Джеффри Холл из Университета штата Мэн. Согласно решению Нобелевского комитета, эти исследователи награждены «за открытия молекулярных механизмов, контролирующих циркадные ритмы». Indicator.Ru рассказывает, в чем же заключалась их работа.

Нужно сказать, что за всю 117-летнюю историю Нобелевской премии это, пожалуй, первая премия за изучение циклов «сон-бодрствование», как и вообще за что-либо связанное с сном. Не получил премию знаменитый сомнолог Натаниэль Клейтман, а совершивший самое выдающееся открытие в этой области Юджин Азеринский, открывший REM-сон (REM — rapid eye movement, фаза быстрого сна), вообще получил за свое достижение лишь степень PhD. Неудивительно, что в многочисленных прогнозах (о них мы писали в своей заметке) звучали какие угодно фамилии и какие угодно темы исследований, но не те, которые привлекли внимание Нобелевского комитета.

За что дали премию?

Итак, что же такое циркадные ритмы и что конкретно открыли лауреаты, которые, по словам секретаря Нобелевского комитета, встретили известие о награде словами «Are you kidding me?»


Джеффри Холл, Майкл Росбаш, Майкл Янг
nobelprize.org


В переводе с латинского, circa diem – «вокруг дня». Так уж сложилось, что мы живем на планете Земля, на которой день сменяется ночью. И в ходе приспособления к разным условиям дня и ночи у организмов и появились внутренние биологические часы – ритмы биохимической и физиологической активности организма. Показать, что у этих ритмов исключительно внутренняя природа, удалось только в 1980-х, отправив на орбиту грибы Neurospora crassa. Тогда стало ясно, что циркадные ритмы не зависят от внешних световых или других геофизических сигналов.

енетический механизм циркадных ритмов нашли в 1960-х-1970-х годах Сеймур Бензер и Рональд Конопка, которые изучали мутантные линии дрозофил с отличающимися циркадными ритмами: у мушек дикого типа колебания циркадного ритма имели период 24 часа, у одних мутантов – 19 часов, у других - 29 часов, а у третьих вообще ритм отсутствовал. Оказалось, что все эти ритмы регулируются геном PER – period. Следующий шаг, который помог понять, как появляются и поддерживаются такие колебания циркадного ритма, сделали нынешние лауреаты.

Саморегулирующийся часовой механизм

Джеффри Холл и Майкл Росбаш предположили, что кодируемый геном period белок PER блокирует работу собственного гена, и что такая петля обратной связи позволяет белку предотвращать собственный синтез и циклически, непрерывно регулировать свой уровень в клетках.


Картинка показывает последовательность событий за 24 часа колебаний. Когда ген активен, производится м-РНК PER. Она выходит из ядра в цитоплазму, становясь матрицей для производства белка PER. Белок PER накапливается в ядре клетки, когда активность гена period заблокирована. Это и замыкает петлю обратной связи.
nobelprize.org


Модель была очень привлекательной, но для полной картины не хватало нескольких деталей паззла. Чтобы заблокировать активность гена, белку нужно пробраться в ядро клетки, где хранится генетический материал. Джеффри Холл и Майкл Росбаш показали, что белок PER накапливается в ядре за ночь, но не понимали, как ему удается попадать туда. В 1994 году Майкл Янг открыл второй ген циркадного ритма, timeless (с английского – «безвременный»). Он кодирует белок TIM, который нужен для нормальной работы наших внутренних часов. В своем изящном эксперименте он продемонстрировал, что только в паре TIM с PER, связавшись друг с другом, могут проникнуть в ядро клетки, где они и блокируют ген period.


Упрощенная иллюстрация молекулярных компонентов циркадных часов
nobelprize.org


Такой механизм обратной связи объяснил причину появления колебаний, но было непонятно, что же контролирует их частоту. Майкл Янг нашел другой ген, doubletime. В нем «записан» белок DBT, который может задержать накапливание белка PER. Так и происходит «отладка» колебаний, чтобы они совпадали с суточным циклом. Эти открытия совершили переворот в нашем понимании ключевых механизмов биологических часов человека. В течение последующих лет были найдены и другие белки, которые влияют на этот механизм и поддерживают его стабильную работу.

Например, лауреаты этого года обнаружили дополнительные белки, которые заставляют ген period работать, и белки, с помощью которых свет синхронизирует биологические часы (или при резкой смене часовых поясов вызывает джетлаг).
Продолжение материала о Нобелевской премии по физиологии и медицине 2017 года читайте на сайте Indicator.Ru.


Автор — Алексей Паевский, Екатерина Мищенко


Tags: наука, недосып, сон
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 30 tokens
Экстремизма, аморальной рекламы не надо (прозевала вот сегодня с утра одну запись, она провисела у меня три часа с лишним). Спасибо за понимание, друзья!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments