yelena1234 (yelena1234) wrote,
yelena1234
yelena1234

Categories:

Модные, ленивые или больные?



Софья Мельничук.https://ria.ru/20200503/1570797058.html
Вот уже несколько месяцев сотни миллионов людей по всей планете сидят дома в ожидании окончания пандемии. Для большинства заключение в четырех стенах — тяжелое испытание. Однако есть и те, кто проводит в затворничестве всю жизнь. Они добровольно изолируют себя от общества. В Японии это явление настолько массовое, что для него придумали специальный термин — хикикомори.

Недостающие миллионы
Сыну Сэйко Гото 25 лет. Его зовут Масато, он уже шесть лет не учится и не работает. Уйдя в затворничество, молодой человек почти перестал есть и мыться, ни с кем не разговаривает, даже с матерью. "Семья разваливается, дома царит мрачная атмосфера. Когда кто-то устраняется из общества, это затрагивает всех его родных", — говорит Сэйко.
Реакция старшего сына ее шокировала. Тот заявил, что Масато лучше умереть, а в какой-то момент спросил у матери, хочет ли она, чтобы он его убил.

Первопричину всех бед видят в школе. Учеба Масато не давалась, в компании сверстников ему было сложно — таких проблемных детей японцы называют футоко. Однако мать хотела, чтобы сын доучился любой ценой. Попытки сломить волю ребенка привели к хикикомори.

Этот термин в начале 1990-х ввел японский психолог Сайто Тамаки. В буквальном переводе — "находиться в уединении". Хикки стремятся к полной социальной изоляции, избегают контактов с внешним миром и часто даже не общаются с домочадцами. Стараясь стать максимально незаметными для окружающих, они крадутся к холодильнику по ночам и потихоньку возвращаются в кровать.

Сайто Тамаки издал книгу о хикикомори в 1998 году. Спустя двадцать лет правительство попыталось подсчитать, сколько японцев добровольно изолировались от общества. В возрасте от 40 до 64 лет таких оказалось 613 тысяч, причем большая часть — мужчины, среди молодежи от 15 до 39 лет — 540 тысяч. Почти половина живет в затворничестве больше семи лет, треть — за счет родителей.

По мнению Сайто, эти данные не отражают реальной картины: хикки в стране около двух миллионов. Психолог считает, что вскоре будет десять миллионов.

В современной поп-культуре хикикомори ассоциируются с молодым астеничным героем аниме, грустно сидящим в захламленной комнате. Романтичный образ не похож на реальность. И для хикки, и для их родителей это тяжелейшее испытание.


Лень или болезнь
Кэндзи Ямасэ за 50, он живет в Токио с мамой, которой 87. Страдает синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Диагноз ему поставили четыре года назад, но как долго он болеет на самом деле, неизвестно.

Проблемы начались в детстве.Родители Ямасэ развелись, когда ему было десять, и в школе он чувствовал себя неуютно — его унижали одноклассники, за неуспеваемость ругали учителя. В университете, где график был более расслабленный, Ямасэ совсем потерялся: не успевал вовремя выполнить задания, был на грани отчисления. В итоге все же получил диплом, но с работой не заладилось. Он не вписывался в коллектив и рабочий ритм.

"Я просто читал или спал в своей комнате, но это не приносило мне удовольствия", — рассказывал он журналистам, которые его навестили. Опущенная штора, кровать, компьютерный стол, книги и коробки — тесно, однако не похоже на жилище ленивого или опустившегося человека.
"Мне ужасно не хотелось возвращаться в общество. Боялся очередного неприятного опыта. Не то чтобы я так любил сидеть дома, но это было лучше, чем ходить на работу", — объясняет он.

Семья Ямасэ — одна из многих, которые называют "5080", где безработному отпрыску уже за 50, а родителям — за 80. "Мне стыдно перед мамой, я причиняю ей неудобства. Я давно должен сам о ней заботиться, однако до сих пор все наоборот", — признается Ямасэ. Но изменить ничего не может.

После смерти родителей великовозрастным хикикомори просто не на что жить. Кто-то проедает наследство, другим помогают соцслужбы.

Сайто Тамаки не считает хикки душевнобольными. Некоторые исследователи, напротив, полагают, что это особый вид психического расстройства.

Причинение помощи
Японское общество все же пришло к выводу, что таких людей нужно спасать. В апреле 2019-го правительство Токио включило соцслужбы, которые занимаются хикикомори, в юрисдикцию муниципальной системы здравоохранения. Раньше подобными вопросами занимались криминальные отделы. Ведь десоциализация часто ведет к преступности.

Так, в 2000 году в Ниигате арестовали хикикомори, который похитил маленькую девочку и держал ее взаперти больше девяти лет. В том же году хикки угнал автобус, убив одного пассажира.

Тем не менее Сайко Тамаки уверен, что уход из общества и криминальные наклонности никак не связаны. По его наблюдениям, когда подобные преступления совершают в западных странах, общество сосредотачивается на пострадавших. В Японии же в центре внимания — преступник и его семья. Поэтому любые девиации кого-то из домочадцев тщательно скрывают. Это и осложняет ситуацию с хикикомори.

Мать 25-летнего Масато ведет передачу на местном радио, рассказывая, как важно для родителей признать проблему и помочь ребенку. В программу она приглашает, в частности, предпринимателей, готовых нанимать хиккимори, чтобы помочь им адаптироваться к жизни среди людей.

Случаются и перегибы. Об организациях, силой вытаскивающих домоседов наружу, даже снимают телесюжеты. "Они хватают хикикомори, сажают в машину и везут в реабилитационный центр. Там с ними что-то делают, но эффекта от этого нет. Как только курс заканчивается, хикки заползают обратно в свою пещеру", — говорит журналистами бывший хикки Наохиро Кимура.

Настоящим хикикомори он себя не считал, потому что выходил гулять с собакой и мог бывать в общественных местах, где никого не знает. Однажды родители пришли к нему с двумя полицейскими и соцработниками. И заставили его общаться с психотерапевтом.

Кимура вернулся к нормальной жизни, хотя восстановление было долгим — более трех лет. И все же он уверен: спасти хикки можно, но действовать силой нельзя.




Очень жаль, что в обществе есть запрос на очень стандартизированный тип личности. А все не могут быть одинаковыми, не вписавшиеся в матрицу, интересные, ранимые, уникальные начинают бунтовать и выпадать. Я очень их понимаю. В них нет металлической сердцевины, но всем ли нужна такая ерунда в организме? Тонкая натура - уходящая натура? Хорошо ли это?
Tags: #яостаюсьдома, Япония, врач, дома, здоровье, медицина
Subscribe
promo yelena1234 february 6, 2018 17:47 9
Buy for 30 tokens
Стихи для чтения вслух - Елена Глушко - Ridero Письменный стол на краю пропасти - Елена Глушко - Ridero Внеочередные басни - Елена Глушко - Ridero Счастливо тебе, детка - Елена Глушко - Ridero
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments